Религия древней Индии. Сикхизм.

Происхождение, культура и история религии.

Сикхизм
Главное меню
Главная
Контакты
Поиск
Ссылки
Дополнительно
Женщины в сикхизме

Биби Нанаки Джи
Биби Агия Каур
Биби Амро



Rambler's Top100

Сикхизм
Ост-Индская компания Печать
Н. Тютчев
Исторический очерк
1846

Ост-Индская компания


      В результате плаваний Дрейка, Стефенса, Кавендиша и других англичан, а также по примеру других наций, в конце 16 века в Лондоне образовалась торговая компания, которой, по силе хартии, подписанной королевой Елизаветой 31 декабря 1599 года, было предоставлено на тридцать пять лет исключительное право торговли с Индией. Коммерческая привилегия эта была потом неоднократно возобновляема по истечении каждого срока, прерывалась только два раза на короткое время и перестала возобновляться к 1834 году. Честность и обходительность комиссионеров Компании составляли выгодную для ее дел противоположность с необузданным фанатизмом португальцев. Первоначальный капитал общества не превышал 400 000 фунтов стерлингов и был разделен на акции по 50 фунтов стерлингов каждая. Но акции стали быстро подниматься в биржевой цене, потому что выгода общества была очень значительна. Кромвель уничтожил было привилегию его и объявил индийскую торговлю свободной, но потом возвратил Компании старые права. В 1661 г. Карл II распространил их на Китай. В 1670 г. последовало новое преобразование общества, по кредиту его был нанесен удар, от которого оно не скоро оправилось. Дела его становились все хуже и хуже. В довершение всех других неудач в 1698 г. возникло новое торговое общество и стало соперничать со старым. После четырехлетней борьбы обе компании соединили свои капиталы и приняли новый устав.
     
Капитал соединенного общества состоял из 6000 акций, по 1000 фунтов стерлингов каждая, и составлял 6 000 000 фунтов стерлингов. По новому уставу, владелец целой акции имел один голос, три акции давали два голоса, шесть - три, десять и более акций - четыре. Свыше четырех голосов одно лицо не могло иметь. На этом основании все акционеры выбрали тридцать директоров. С этого преобразования торговые дела Компании так улучшились, что директора ее задумали дать своему управлению правительственную форму, издали законы и уставы, создали войско и флот. Постепенно общество стало утрачивать свой торговый характер и приобретать политический вес.
     
В 1760 году, когда акционеры получали от 12 до 15 процентов дивидендов, биржевая цена акций поднялась до 2000 фунтов стерлингов. В 1769 году акт парламента сделал эту цену неподвижной, решив, что впредь компания должна раздавать акционерам ежегодно, в счёт дивидендов, десять с половиной процентов с первоначального капитала (т. е. 630 000 фунтов стерлингов), определив, чтобы избыток доходов был отчасти обращаем в резервный фонд, отчасти употребляем на управление индийскими владениями. Утвердив все прежние монополии Компании, хартия 1773 года признала ее в политическом отношении независимой правительницей завоеванных ею владений. В то время Индия подвергалась действию английского завоевания; побежденные враги платили большие контрибуции, но торговля с Индией не давала тогда никакой прибыли, что, однако, с излишком вознаграждалось прибыльной торговлей с Китаем. Компания, недовольная этим, вздумала распространить сбыт вывозимого ею оттуда чая и на Северную Америку, которая до тех пор не была подчинена ее монополии, и с согласия министерства ее корабли появились в Бостоне. Но североамериканцы не захотели быть данниками Компании: толпа молодежи потопила груз чая, а через восемь лет Англия признала независимость тринадцати штатов.
     
Бесчеловечная политика Клейва и Уоррена Гастингса обратила между тем на себя внимание парламента. Некоторые стали спрашивать, почему Англия допускает мучения многих миллионов людей и истребление сотен тысяч их из-за денежных выгод небольшого числа капиталистов? Следствием прений было ограничение политических прав Компании и формальный запрет дальнейших ее завоеваний (в 1784 году); тот же акт парламента создал орган, контролирующий дела Ост-Индской Компании, и подчинил ему совет директоров с правом главного надзора за действиями последнего.
     
Таким образом, Компания сначала была обществом чисто торговым. С середины 18 столетия она соединила характер торговый с политическим. В 1834 году она окончательно потеряла коммерческое значение и стала обществом полностью политическим. Парламентский акт 1833 года снял с общества как бы коммерческую маску, обнаружив давно выработавшуюся систему управления Индии, одобренную законодательной властью Англии. Акт этот окончательно определил конституцию более чем ста миллионов людей, конституцию, составленную без ведома и участия этих ста миллионов, но тем не менее обязательную для них. Две главные черты акта следующие:
     
1) Коммерческая привилегия Компании прекращается, и торговля с Индией и Китаем становится свободной, кроме того, всякий получает право селиться в Индии, что прежде строго запрещалось.
2) Верховная политическая власть над Индией отбирается у Компании и объявляется принадлежностью Англии, но вместе с тем управление всей Индией предоставляется и впредь этой самой Компании, почти без всякого изменения того правительственного механизма, который составился в течение 18 века.

     
Новый порядок был введен 30 апреля 1834 года. Переворот, установивший его, совершился без всякого шума и был решен на нескольких заседаниях парламента. Но каким же образом столь значительная перемена могла совершиться спокойно? Как Компания отказалась без борьбы от двухвековой торговой привилегии? Как парламент вручил судьбу ста миллионов людей в руки частного общества?
     
Начнем с уничтожения коммерческой монополии. Торговля с Индией приносила Компании мало выгод, и дивиденды выплачивались акционерам из местных государственных доходов. Следовательно, акционеры дорожили не торговлей с Индией, а собственно дивидендами, которыми та не была даже в состоянии обеспечить себя. Акции давно утратили свой первоначальный характер, давно уже перестали зависеть от случайностей торговли и с самого акта 1769 года стали в разряд собственности, гарантированной правительством. Акт 1833 года снова утвердил этот порядок вещей, и акционеры с удовольствием променяли невыгодные случайности торговой монополии на предложенное им прочное и непоколебимое обеспечение ценности акций.
     
Перейдем к политической части вопроса. Почему парламент, объявив Индию достоянием английского королевства, поручил управление ею частному обществу? Этому способствовали две главные причины. Во-первых, парламент нашел невыгодным обременять финансы Англии обязанностью ежегодного платежа 630 000 фунтов стерлингов, а потому возложил это бремя на безответную Индию, на порабощение которой был употреблен и первоначальный капитал Компании. Во-вторых, и это самое главное, парламент счел опасным для конституционных прав англичан вверить в руки министерства управление Индией, доходы которой давали бы последнему огромные средства и делали бы его независимым от бюджета. Следовательно, власть, которой была подчинена Индия, осталась неизменной.
     
Компания была создана с торговой целью, и потому все ее уставы проникнуты денежным духом. Теперь, сделавшись правительством, она все-таки, как это ни странно, не изменила своих ориентиров. Ее администрация была основана на представительном начале, но представителями служили не люди, не умы, а капиталы. Число голосов определялось по числу акций. Кто бы вы ни были: англичанин или иностранец, мужчина или женщина, слышали ли вы об Индии или не имели о ней понятия - до этого нет никому дела. У вас есть деньги, вы покупаете акцию, другую, третью, являетесь в Лондон и подаете голос, два, сколько вздумается вашему кошельку, вмешивающемуся в управление Индией и говорящему громче, чем государственный человек, родившийся в Калькутте. Характер всякого денежного учреждения есть всегда, по преимуществу, олигархический. Не забудем, что акция в 1000 фунтов стерлингов номинальной стоимости равняется капиталу в 2000 фунтов стерлингов. Следовательно, последняя сумма есть наименьшая цифра собственности, необходимой для того, чтобы иметь право полного гражданства в Компании и чтобы попасть в разряд избирателей. Акционерам, имеющим пол-акции, предоставлено только право присутствовать в совете, но без голоса. Совет акционеров собирается каждые три месяца и выбирает из своей среды тридцать директоров. В 1832 году 6000 акций Компании находились в руках 2000 особ, которые располагали 2583 голосами; 2211 голосов принадлежали мужчинам, а 372 - женщинам.
     
Совет директоров состоял из двадцати четырех членов (остальные шесть поочередно не участвовали в действительном управлении). Чтобы попасть в директора, необходимы три условия: выбираемый должен иметь по крайней мере две акции, быть английским подданным и не быть членом банка. Совет директоров собирается раз в неделю и избирает ежегодно из своей среды президента и вице-президента. Все вопросы решаются тайным голосованием, для которого необходимо присутствие не менее тринадцати членов. Для несекретных текущих дел управления совет директоров разделяется на три комитета: 1) внутренних дел и отчетности; 2) дипломатических отношений и военного управления; 3) комитет финансовый и законодательный. Совет, как уже было сказано, подчинен контрольному совету, члены которого (непременно шесть, иногда до восьми) называются "королевскими комиссарами по делам Индии".
     
Рассмотрение индийских дел происходит следующим образом: из Калькутты все рапорты и запросы поступают в совет директоров, где они отдаются в один из комитетов. Комитет делает справку о своих делах, обсуждает вопрос и выходит с докладом в общее собрание директоров. Мнение совета препровождается в контрольный совет, который или утверждает принятое решение, или делает свои замечания. Если совет директоров не согласится на изменения, предложенные контрольным советом, то делу не дают дальнейшего хода. Однако, в вопросах большей важности, особенно по части внешней политики, ход дел бывает совершенно другой. Тут одним из главных моментов в руководстве является строжайшая тайна. Когда совет директоров найдет нужным, он выбирает из своей среды директора. Президент, вице-президент и новоизбранный директор образуют секретный комитет, и все сообщения из Калькутты поступают уже прямо к нему. Все отношения этого комитета с контрольным советом остаются тайной не только для акционеров, но и для совета директоров. Комитет вместе с контрольным советом безотчётно обсуждает и решает все, даже заключение мира или объявление войны государствам, с которыми могут случиться столкновения в Азии, не исключая ни Персии, ни Китая, ни даже России.
     
Из всего этого очевидно, что высшее местное правление в Индии получало все предписания от имени совета директоров и действовало тоже от него одного. Очевидно, что во всех важных вопросах дипломатии, настоящая власть ускользает из рук местной администрации в Индии, превращается в диктаторскую, но вместе с тем не сосредоточивается в руках одного человека, а переходит в безличную инстанцию, состоящую из секретного комитета и президента контроля, инстанцию, которая самовольно решает важнейшие вопросы, не давая никому отчёта. Следовательно, высшее управление имеет две главы, действия которых сливаются в одно, и, вследствие этого, ни на ком отдельно не тяготеет ответственность, и общественное мнение никогда не знает, чьему влиянию приписать ошибки в управлении Индией.
     
Членом секретного комитета может стать каждый директор, а при выборе в директора руководствовались преимущественно не способностями, а старшинством, молодые выбираются только в случае очень большого капитала.
     
Каждый директор после четырехлетнего пребывания в своей должности теряет на год права быть снова избранным. Это правило годовой, так сказать, политической смерти имеет основанием частный интерес, потому что каждый в свою очередь хочет попользоваться выгодами, соединенными со званием действительного директора, которые (не говоря о незначительном жалованье в 300 фунтов стерлингов) могли назначать чиновников во многих отраслях службы в Индии. Это обстоятельство придавало директорам больший вес.
     
Вот как происходило распределение этих должностей: известное совету общее число вакансий на первые должности в административной, медицинской, финансовой и судебной частях, равно и вакансий военных в вооруженных силах Компании, делится на тридцать равных частей. Президент и вице-президент совета директоров получают в свое распоряжение каждый по две таких части, президент верховного совета Индии тоже две, каждый из директоров по одной. Таким образом, в распоряжении каждого директора бывает ежегодно от тридцати до сорока должностей, которые он раздает кому хочет, и которые большими окладами служат обольстительной приманкой для англичан. Назначение в другие должности (королевских судей, епископов англиканской церкви и офицеров королевского войска) зависит от разрешения министерства по представлению верховного правления в Калькутте.
     
Акт 1833 года оставил вообще в прежнем виде внешние формы отношений совета директоров с контрольным советом, но несколько расширил права последнего. Таким образом, все инструкции относительно вопросов внешней политики, посылаемые верховному калькуттскому правлению, должны быть предварительно одобрены контрольным советом. В случае решительного несогласия директоров, дело идет на апелляцию в "палату королевской скамьи" (государственный совет).
     
Если появлялась вакансия на должность генерал-губернатора, главнокомандующего войсками Индии, одного из губернаторов или членов верховного совета в Калькутте, то совет директоров представлял контрольному совету трех кандидатов, а тот препровождал список их к президенту министерства, который, выбрав одного из трех, представлял его на утверждение короля.
     
С 1834 года все движимое и недвижимое имущество Компании в Англии и в Индии, оцениваемое в 21 млн. фунтов стерлингов и состоящее из крепостей, факторий, поземельных владений и т. д., перешли к короне, которая приняла на себя все долги и обязательства Компании. Признав неприкосновенность первоначального капитала акционеров, правительство предоставило себе право погашения акций посредством их приобретения. Парламент оставил Индию в управлении Компании на двадцать лет. В течение этого времени Компании было предоставлено право взимать ежегодно из государственных доходов Индии свои дивиденды, 630 000 фунтов стерлингов. Если бы в 1854 году Компания перестала быть уполномоченной на непосредственное управление Индией, тогда она могла бы потребовать уплаты всего капитала (12 млн. фунтов стерлингов) в течение трех лет.
     
Актом 1833 года была прекращена законная торговая монополия, но Компания от того ни сколько не пострадала. Этот факт служит лучшим доказательством, что Компания в то время имела торгового только одно название "торговой", а в сущности давно уже была обществом чисто политическим. Фактическим основанием этому политическому значению Компании служило завоевание Индии, а законным - акт парламента 1769 года, преобразовавший акции в государственные облигации, в векселя за счет государственных доходов Индии.
     
Управление Индией после 1834 года осталось то же, что было и прежде. Да, Компания утратила Индию, и полномочие управлять этой страной было дано ей только на двадцать лет. Но что значат слова рядом с действительностью? Торговая монополия Компании была выдана в 1599 году на 35 лет, а на деле продолжалась ровно 235.












 
« Пред.   След. »